РАДИОКЛУБ "DELTA"

UR4UWS/EO0UD

Russian English French German Italian Portuguese Spanish

Радиолюбительство UA1ACG
(конец 40-х – н.вр.)

Георгий Члиянц (UY5XE)

Вспоминает Александр Аркадьевич Тув (UA1ACG):

Я вернулся из эвакуации в Ленинград в середине августа1944 г., когда, не без основания, казалось, что все опасности военного времени уже далеко позади, хотя в городе ещё не была отменена светомаскировка и тяжелые бои шли на рубеже р. Нарвы - всего в 120-130 км от центра города. С 1 сентября я, как и все школьники, начал занятия в школе (6 класс) и ещё через пару месяцев стал посещать радиокружок в Ленинградском городском Дворце пионеров. В радиокружке в то время было две учебной группы и руководитель моей группы - Алексей Гаврилович Ясенев , который был личным другом Георгия Георгиевича Костанди (UA1AA) - известного ленинградского коротковолновика, и который много нам рассказывал о романтике коротковолнового любительства.

Поэтому, не удивительно, что с появлением во Дворце пионеров в конце1946 г. класса по обучению приёму и передаче азбуки Морзе я стал посещать эти занятия, а с середины 1947 г. стал слушателем заочных курсов по обучению приёму на слух, организованных Ленинградским городским радиоклубом c помощью радиопередач, передаваемых одной из радиовещательных станций длинноволнового диапазона (по- моему, бывшая радиостанция им. Коминтерна). Почти одновременно с заочным обучением морзянке я в 1947 г. стал членом Ленинградского городского радиоклуба и стал посещать, организованные при клубе курсы по обучению будущих коротковолновиков приёму и передаче азбуки Морзе (занятия проводила девушка - профессиональная радистка по имени Тоня).

UA1ACG 01

В результате всех этих усилий, я стал довольно удовлетворительно принимать и передавать на ключе до 120 зн./мин. и получил право на сдачу экзаменов с целью получения звания оператора коллективной станции (UOP), минуя первую ступень в иерархии радиопозывных- ступень радиолюбителя-наблюдателя (URS). Экзамены по знаниям в области радиотехники и приёму и передаче телеграфа принимал очень строгий экзаменатор, которого мы все побаивались - капитан Сыромятников (UA1BF). Экзамены Сыромятникову я сдал довольно успешно.

В январе 1948 г. мне был присвоен позывной UOP-A1-310 и я стал одним из операторов клубной коллективной радиостанции UA1KBA (несколько позже, позывной поменяли на UA1KAI).

UA1ACG 02

Вырезка из газеты «Вечерний Ленинград» за июнь 1948 г.:

UA1ACG 03

Вернусь на несколько назад. Как то, в конце 1946 г. или в начале 1947 г., ещё до вступления в члены радиоклуба я в соседней группе радиокружка Дворца пионеров, размещенной в соседнем, смежном с нами классе, заметил незнакомого мне новенького шустрого паренька. Несмотря на то, что он не обладал теми физическими кондициями, которые обычно выделяют подростка среди сверстников, превращая его в признанного лидера (он был сравнительно невысокого роста), который был в центре общего внимания и о чём то увлечённо рассказывал. Когда я подошёл к нему и о чём-то его спросил, то он мне ответил неприветливо - хотя в моём вопросе не было ничего обидного.

Так состоялось моё знакомство с Яшей Лаповком и сегодня, среди живых, вряд ли найдётся человек, который был знаком с Яшей дольше моего. Хотя, мы тогда и не подружились (это произошло несколько позднее), но взаимной неприязни между нами никогда не было. Мы с ним были ровесниками и учились в одинаковых классах средней школы, но Яша вернулся в Ленинград после эвакуации двумя годами позже меня, и его путь в короткие волны был почти аналогичным моему - только со сдвигом на эти 1,5-2 года.

Первое время, после поступления в члены радиоклуба, я продолжал посещать Дворец пионеров, По мере увеличения моей занятости в радиоклубе эти визиты происходили всё реже - пока совсем не прекратились. Во время одного из последних визитов я, встретив Яшу, наверное, на его вопрос - «Почему я стал столь редко посещать Дворец?», ответил - «Настоящие радиолюбители ходят в радиоклуб». Много лет спустя, Яша мне сказал, что он не помнит этого разговора и в клуб пришёл под впечатлением случайной встречи в трамвае (см. его книгу «50 лет в эфире»). Скорее всего имели место оба случая.

После того, как я получил право работать на «коллективке», я почти всё время проводил в помещении радиостанции и другие помещения клуба посещал крайне редко – разве что только во время заседаний ЛСКВ, которые по традиции происходили по вторникам. На этих заседаниях было что обсуждать, ибо в те далекие годы во всю разгорелась «холодная волна» в международной жизни, разгоралась, также, борьба с «космополитизмом», «Ленинградское дело» и т.п.. У Яши экзамены принимал уже не UA1BF, а Георгий Георгиевич Костанди (до войны: U1AA / URS-1257; одним из первых советских коротковолновиков был награждён значком "Почетный радист" - 7.05.1946 г.).

Когда, я к моей великой радости, получил в октябре 1948 г. «Разрешение» на открытие личной радиостанции 2-й категории (минуя за свои «заслуги» 3-ю категорию) c позывным UA1CH, мой отец сказал мне категорическое «НЕТ!» (обойти этот запрет я не мог, т.к. по тем временам открытие ЛРС могло произойти только с согласия ответственного квартиросъёмщика - коим являлся мой отец). И, хотя причиной этого запрета была объявлена боязнь родителей за исход школьных экзаменов на «Аттестат зрелости», я понимал в чём дело, тем более, что подслушал ночной разговор родителей, в процессе которого назывались настоящие причины. Таким образом, большая радость сменилась сильным разочарованием. Так как мне было стыдно признаться друзьям, что причиной невыхода в эфир был запрет родителей (а об истинной причине вообще говорить было нельзя), мне приходилось в ответ на многократные вопросы выдумывать разные причины, далёкие от истины.

UA1ACG 04UA1ACG 05

В 1949 г. я поступил в ЛЭТИ, в котором учеба стала занимать почти все свободное время и хобби стало отходить на второй план… Правда, несколько раз заглядывал на институтскую «коллективку» (UA1KBB), на которой встречал Лаповка, который стал её начальником и при моём желании поработать в эфире («тряхнуть стариной») не отказывал себе в удовольствии задать мне один и тот же ехидный вопрос: «А почему бы тебе Тув не открыть собственную станцию?».

Примечание: Не знаю – помогла или нет рекомендация радиоклуба декану ЛЭТИ…

UA1ACG 06

В начале 4-го курса вопрос решился сам собой, т.к. я без отрыва от учёбы поступил работать на полставки лаборантом на выпускающую кафедру «Радиотехнической электроники», которая занималась в то время разработкой первых отечественных клистронных усилителей. Работа это имела скрытый характер и для того, чтобы ею заниматься, потребовалось оформление соответствующего допуска, который автоматически накладывал запрет на работу в эфире. Кстати, полученные в процессе занятия радиолюбительством навыки в существенной степени помогли мне в этой моей работе.

Первые четыре с половиной года, после защиты диплома, я работал в организации - далекой от техники СВЧ, а в конце 1958 г. на з-де им. Ф. Энгельса, позднее вошедшем в Объединение «Светлана», был организован отдел по разработке усилительных клистронов и я в числе других сотрудников и выпускников кафедры был приглашён на работу во вновь образованный отдел в качестве разработчика, где и работаю начальником лаборатории по настоящее время. Где-то в середине 70-х годов один из сотрудников «Светланы», зная, что я в своё время занимался КВ, предложил мне приобрести у него радиоприёмник Р-250М, что я и сделал. (благо, что в моём распоряжении находилась хозяйственная кладовка, в которой мог быть установлен этот громоздкий ящик) . Но приёмник оказался неисправным и я решил тряхнуть стариной и попробовать его отремонтировать. Но у меня отсутствовала схема этого приёмника. По отрывочным сведениям от случайно встреченных мной сокурсников я знал, что Яша Лаповок (а я не встречался с ним с момента окончания института) по-прежнему занимается КВ и, более того, совместно с известным мне Г.Н. Джунковским (UA1AB) и стал создателем и автором целого ряда КВ аппаратов.

Я решил найти его и попросить помочь мне достать схему. С большим трудом мне удалось найти Яшин телефон и, к моему удивлению, он меня не забыл и, более того, обрадовался моему звонку и удивился моей просьбе и, тем не менее, согласился мне помочь. Через некоторое время Яша своё обещание выполнил и мне, к моему удивлению, удалось самому починить приёмник, хотя дефект был не из простых.

Следующая наша встреча, которая имела далеко идущие последствия, вернувшие меня в КВ, и приведшая к возобновлению наших отношений, перешедших в дружеские вплоть до Яшиной кончины, произошла в1990 г. Тогда в трудные годы перестройки все мы искали способы выживания не только нас самих, но и наших предприятий, на которых мы работали. В процессе этих поисков я из случайно попавшего в мои руки журнала «Радио» узнал, что один из разработанных в нашем отделе усилительных клистронов работает в дециметровом диапазоне волн, разрешённом для использования радиолюбителями. Т.К. более подробных сведений у нас не было, то узнать, мог ли упомянутый клистрон представлять интерес для радиолюбителей можно было только от самих радиолюбителей. И я снова вспомнил о Яше. Позвонил и договорился о встрече. Не влезая в мелочи, решили организовать встречу у руководителей совместного малого предприятия Объединения «Светлана», в котором работаю я и холдинга «Ленинец», в котором работал Яша.

Встреча состоялась, в процессе которой в течение 2 мин. выяснилось, что такой клистрон никаким радиолюбителям на фиг (Яша употребил более сильное выражение) не нужен, ибо в России только одного радиолюбителя этот диапазон интересует. Тут руководитель «Ленинца» обратил внимание на мою персону и спросил, кто я такой. Я ответил, что являюсь разработчиком со «Светланы». Это его сразу заинтересовало и он стал спрашивать о наших возможностях разработать тот или иной прибор. На следующий день делегация с «Ленинца» была в нашем отделе и началось наше сотрудничество, которое длится по сегодняшний день.

Благодаря этому сотрудничеству я в 1997 г. съездил в США, где купил свой первый трансивер IC-725. Это была моя первая зарубежная поездка, хотя до этого даже Болгария была для меня недоступной.

Параллельным итогом той встречи был вопрос ко мне со стороны Яши: «А почему бы тебе Тув снова не заняться КВ?». Я ему: «Яша, ты что? При моём-то допуске?». Он мне: «Да это всё теперь херня!» Он опять употребил более сильный термин. «Я помогу тебе получить позывной, приобрести аппаратуру и выйти в эфир».

После этого я пошёл у себя на работе к начальнику соответствующего подразделения и повторил ему Яшино выражение. Итог известен – с 1991 г. в эфире регулярно звучит UA1ACG.

UA1ACG 07

В 2011 г., приятно было встретить свое 80-летие в кругу старых друзей!

UA1ACG 08

Слева направо: сидят RW1AIб RV1AQ, ex: RV1AE, UA1ACG и DM3AZ; стоят - RV1AP, UA1AHZ, R1MA, UA1CT и UA1AKE

Продолжаю работать: нач. лаборатории - гл. конструктор СВЧ электронных приборов (более подробную информацию можно прочитать в книге «Радиолокация России» (М.: «Биографическая энциклопедия», 2007 г.).

Мои достижения на КВ: член UDXC (#527/”LM”); получены награды DXCC: “HR”, “Challenge” (“2000”), ”9B”, “160 m”.

RK-DELAT-emblema

Flag Counter

 forum-odessa

BCRC logo

KDXCC